ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ ВАЛ
ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ ВАЛ
  Почти пять лет Данияр Елеусинов считается одним из самых многообещающих боксёров Казахстана. Выиграв в 2008-м «серебро» Молодёжного чемпионата мира, он вскоре начал взрослую – и вполне успешную – жизнь. Правда, пока самые значимые трофеи Данияр выигрывал в Азии. Сейчас капитан сборной Казахстана готовится к октябрьскому чемпионату мира в Алматы, где постарается расширить свою победную географию. 

ОДИН УДАР, АНГИНА, ВОСПОМИНАНИЯ

Вопрос стандартный. Как дела? Настроение?

– Настрой хороший, боевой. Не только у меня – у всей команды.

Чего вы ждёте от чемпионата мира в Алматы?

– После Олимпиады, где я проиграл в четвертьфинале, хочу доказать, что не просто так являюсь сильнейшим в своём весе в Азии. Теперь задача покорить мир.

На Азиаде-2010 вы установили рекорд: за весь турнир пропустили всего один удар.

– Это был один из лучших турниров в моей карьере на данный момент. Я хорошо к Азиаде подготовился, неплохо отбоксировал. А тот удар, который пропустил, был в финале. Но то попадание было сомнительным. Думаю, тогда судьи засчитали этот удар сопернику-индусу просто из жалости (смеётся).

Давайте чередовать разговор о ваших удачных стартах с не очень успешными. В частности, с чемпионатом мира в Баку в 2011-м. По официальной версии вы простудились перед стартом, и венгру Дьюле Катэ проиграли, боксируя с температурой.

– У меня тогда была не только простуда, но и гнойная ангина. С ней я сумел провести три боя. Два из них выиграл. Но это моя ошибка, что перед такими ответственными соревнованиями я заболел. Надо было бережно относиться к своему делу, к своему телу, ведь знал, что когда выходишь на пик формы, можешь заболеть от любого чиха. Но что случилось, то случилось.

Но вы всё равно выходили на ринг?

– Да, меня хватило на три боя. У меня было 38,5, но перед выходом на ринг мне давали жаропонижающее, но сразу после поединка температура возвращалась. Я знал, что нагрузки при болезни вредны, особенно для сердца. Но не боксировать не мог – иначе бы в этом весе от страны никто не выступил.

Четвертьфинал Олимпиады вспоминаете?

– Приходится. Но даже если не вспоминаю, мне напоминают.

– Чего вам тогда не хватило для победы?


– Нужно было строить бой по-другому. Больше двигаться на ножках, проваливать соперника, контратаковать. А я немного застаивался, хотя по ходу поединка чувствовал, что наношу больше чистых ударов. Иногда итальянец раскрывался и я попадал так, что у него голова едва не отлетала от тела. А Мангиакапре в основном попадал по перчаткам, по защите. И эти удары почему-то засчитывали. Но я опять же виноват в этом сам – раз дал судьям повод. Но сам не считаю, что тот бой проиграл.

Я тоже так считаю.

– Но раз мою руку не подняли, значит, надо было ещё больше работать в ринге и ещё больше бить.

«ПОСЛЕ НОКДАУНА ВСТАЛ И ДУМАЮ: «КАК Я НА ПОЛУ ОКАЗАЛСЯ»

Что испытывает человек, который сделал для победы всё, но проиграл решением судей?

– Сначала было обидно. Но со временем обида прошла. Я сделал выводы, проанализировал свои ошибки. И в поражении никак не виню судей. А ищу проблемы в себе.

В этом году вы в Иордании выиграли чемпионат Азии.

– У меня остались большие впечатления от этого турнира, но даже не потому, что я выиграл. А от того, как выступила вся наша команда. Семь золотых и одна серебряная медаль – это суперрезультат.

Многие упрекают, что основной состав сборной поехал в Иорданию, а не в Казань, где проходила летняя Универсиада.

– Решение по тому, где нам выступать, принимал главный тренер сборной Мырзагали Айтжанов. И он поступил правильно, сделав такой выбор, потому что наше выступление на чемпионате Азии сказалось на наших же позициях в мировом рейтинге АИБА. А результат Универсиады в зачёт не шёл. Хорошее же место в рейтинге гарантирует нормальную жеребьёвку и отсутствие встреч с сильными боксёрами на самом старте турнира.

Какой бой на первенстве Азии вам запомнился больше всего?

– Второй, когда я встретился с предыдущим чемпионом Азии. Он боксёр опытный, двукратный участник Олимпиады. Это был непростой, конкурентный бой. Хотя у меня остались после поединка силы, я был сильно вымотан, потому что соперник задал очень высокий темп. Но главное, что я много попадал и мало пропускал.

Какой пропущенный удар оказался самым тяжёлым в вашей карьере?

– В 2008 году после чемпионата мира среди молодёжи мы поехали на «турнир четырёх» во Львов. Во втором бою наша команда встречалась с украинцами. На этот поединок хозяева в моём весе выставили парня, которого никто не видел на взвешивании. Этот боксёр был очень здоровый, и явно тяжелее меня. Сначала его ударную мощь не чувствовал, боксировал, как люблю, вёл в счёте 3:1, а потом захотел по корпусу ударить снизу. В этот момент раскрылся, и он меня подловил правым сбоку (после паузы). И отправил меня в нокдаун. Я встал, готов был продолжить бой, но наши тренеры решили иначе. И я был на них ужасно зол.

После этого уже так не раскрываетесь?

– Я стараюсь. Но не всегда получается.

Серик Сапиев рассказал, что после самого тяжёлого пропущенного удара у него была будто белая плёнка на глазах. Но потом всё прошло.

– Я тогда не понял, что на полу делаю. Просто встал и думаю, как я там оказался?

Ержан Мусафиров объяснил, почему рад досрочной победе: «Это как вместо кросса на 10 км пробегаешь километр».

– Побеждать досрочно всегда приятно, потому что и силы сохраняешь, и все карты соперникам не раскрываешь, какие-то козыри оставляешь для боёв. Но иногда слишком ранние победы вредны.

Почему?

– Можно не продышаться или потратить слишком много сил на эту досрочную победу. Поэтому ко всему надо подходить разумно. Даже к победам.

Сейчас вы выступаете в весе до 69 кг. Раньше приходилось от многого отказываться, когда боксировали в категории до 64 кг?

– Да. Нужно было и на диете сидеть, и в воде себя ограничивать. Поэтому вода часто по ночам снилась. Зато после стартов я мог себе позволить всё: и жирную пищу, и сладкое. Но стараюсь не распускать себя. Если наберёшь больше 3 кг, потом будет трудно самому. Поэтому есть норма: больше 1,5 кг не прибавлять!

«САМАЯ БОЛЬШАЯ НАГРАДА – КОГДА СТОИШЬ НА ПЬЕДЕСТАЛЕ ПОЧЁТА»

Вы уже в боксе немало лет. Не устали от нескончаемых сборов-турниров?

– Я совру, если скажу, что сборы иногда не надоедают. Бывает, устаёшь морально. Но есть же отдых! Потом можно снова приниматься за работу. А ещё. На самой верхней ступеньке. Хотя нет! Самый потрясающий момент, когда судья поднимает твою руку после финального боя. Сразу на тебя сваливается столько эмоций: чувство победы, расслабление, усталость, счастье. Это не передать словами. Это можно только почувствовать.

Серик Сапиев после финального боя Олимпиады огласил зал яростным рёвом. У вас никогда не было желания поступить таким же образом?

– Нет. Но я, как Серик, на такую вершину не поднимался. Надеюсь, что смогу добиться чего-то серьёзного, и не знаю, как буду реагировать после победы. Но что-нибудь обязательно придумаю!

В весе до 69 кг теперь будет выступать кубинец Рониель Иглесиас Сотолонго – олимпийский чемпион-2012.

– Я знаю об этом. В нашей категории много сильных боксёров. Сотолонго один из лучших. Ещё есть серьёзные парни из России: на чемпионате мира выступит Беспутин или Замковой.

Какой соперник для вас был самым сложным в карьере?

– Сотолонго, наверное, будет самым серьёзным. Но пока наиболее тяжёлые поединки получились с россиянином Беспутиным. Кстати, вышло очень интересно. Мы встречались дважды: в России и в Казахстане. На его территории я проиграл, а дома выиграл. Но оба считаем, что когда уступали, то нас зажали судьи (улыбается). Хотя я у него выиграл, отправив в нокдаун.

В профи-боксе есть рейтинг лучшего боксёра вне зависимости от категории. Существуй подобное в любительском боксе, кого бы вы поставили на первое место?

– Если бы Серик Сапиев остался в спорте, то был бы он. Ломаченко я поставлю на вторую позицию, хотя он уже перешёл в профессионалы. Почему только на вторую? Потому что в Лондоне Кубок Баркера вручили Серику. А значит – он лучший.

Представьте, что Сапиев остался после Олимпиады в спорте. Тогда…

– В весе до 69 кг было бы несколько сильных боксёров. Один из них – олимпийский чемпион (смеётся). И тогда на чемпионате мира в Алматы выступил бы Серик.

Если бы вам предложили сняться в рекламе, то…

– Как спортсмен, выбрал бы рекламу за здоровый образ жизни. Ну или прорекламировать какой-нибудь полезный продукт питания.

Мырзагали Айтжанов сказал, что не все первые номера сборной согласились выступать в новом проекте АИБА – AIPB. В том числе и вы.

– Да. Потому что мне кажется, что я по стилю не подхожу для этого проекта. Моя стихия – любительский бокс.

СИЛЬВА, ТРЮКИ, КЛЕТКА

У вас никогда не возникало желания перейти в профессиональный бокс?

– Когда смотрю бои Головкина, то иногда возникает. Хочется попробовать выйти на такой же уровень, как он. Но думать на эту тему буду только после 2016 года. До этого времени у меня другие планы. Тем более, нужно всё это время доказывать своё право выступать в сборной, удачно участвовать в турнирах. А значит, нужно постоянно быть готовым и держать себя в хорошей форме.

Недавно в Интернете было опубликовано видео, где вы танцуете.

– Это видео было снято в 2011 году. Я баловался, а друг взял и заснял всё это. Потом я сам выложил ролик в одну из соцсетей, но через пару дней удалил. Но, оказывается, нашлись люди, которые тогда видео сохранили, а потом растиражировали. Но я на это отреагировал спокойно. Спортсмен должен хорошо двигаться, танцевать. Так что всё нормально.

Есть известные бойцы, которые до занятия единоборствами пробовали себя в бальных танцах.

– В принципе, это объяснимо. Танцы позволяют хорошо двигаться, быть гибким. Как Андерсон Сильва из UFC, к примеру. Правда, в последний раз по нему жёстко попали, и упал он очень некрасиво! (Сильву нокаутировал американец Крис Вайдман. – Авт.)

Вы не пробовали во время боя убирать за спину руки, как это делал Рой Джонс?

– В детстве я чего только на ринге не делал! Насмотришься на видео с именитыми бойцами и потом повторяешь. Но с возрастом и пропущенными ударами желание совершать подобные трюки пропадает.

Я удивлён. Немногие боксёры в Казахстане смотрят UFC.

– Мне действительно интересно смотреть. Очень нравится Джон Джонс, хороший бокс у Дос Сантоса. А вот Сильва после того поражения разонравился.

У вас не возникало желания провести бой в клетке, по правилам смешанных единоборств?

– Нет-нет-нет! Потому что это другой вид спорта и не хочется позориться. Правильнее заниматься тем, что любишь и умеешь. Для меня это бокс. И в нём я хочу добиться многого.

Леонид Юрьев, "Мегаполис"

Источник: megapolis.kz

 


Просмотров: 2777
Генеральные спонсоры Чемпионата мира






Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru